Magonova and Partners

Тюрьмам – свободу! Для чего приватизировать исправительные учреждения?

Тюрьмам – свободу! Для чего приватизировать исправительные учреждения?

Анастасия Магонова в колонке для "Украинская правды" развеяла мифы о приватизации тюрем:

Проект приватизации тюрем в Украине – образец непростого кейса для пиар-специалиста, который работает с госсектором.

С одной стороны – недоверчивое отношение украинцев к самому понятию приватизации государственной собственности, которое сформировалось еще в постсоветских 90-х. С другой – негатив в информационном пространстве, вызванный волной манипуляций и фейков на эту тему.

Несмотря на все сложности, в начале июня Фонд госимущества провел первый успешный аукцион по приватизации Львовской исправительной колонии.

Этот пример – хороший повод разобраться насколько мифы о приватизации тюрем соответствуют действительности и зачем этот проект нужен государству.

"Украинские тюрьмы станут частными"

Новости с такими заголовками прошлого года активно распространяли российские и украинские СМИ, называя приватизации тюрем одним из этапов перехода пенитенциарной системы на коммерческую основу.

В части публикаций утверждали, что украинские колонии уже переполнены заключенными, а потому после приватизации осужденных будут переводить в другие исправительные учреждения, где условия их пребывания значительно ухудшатся.

Некоторые новости вообще убеждали, что по случаю приватизации тюрем в Украине собираются устроить всеобщую амнистию и просто выпустят всех заключенных на свободу.

Излишне комментировать, что эти фейки не имеют ничего общего с реальностью.

Во-первых, все учреждения, которые выставляются на аукцион законсервированными объектами. Это около 30 исправительных учреждений, государство признало непригодными для использования и закрыла еще несколько лет назад.

Во-вторых, правозащитники действительно говорят, что в Украине находится под стражей слишком большое количество людей. Но речь здесь о следственные изоляторы, где количество удерживаемых является следствием чрезмерного количества решений об аресте людей до вынесения судебного приговора.

В колониях, часть из которых и предлагается приватизировать, наоборот – свободных мест больше, чем нужно.

Что же касается возможного ухудшения и без того плохих условий пребывания заключенных, проект "большой приватизации" как раз и был задуман как способ решить проблему.

70% поступлений полученных от приватизации попадет в специальный фонд Государственного бюджета Украины на восстановление тюремной инфраструктуры – улучшение условий в местах лишения свободы и строительство новых исправительных учреждений, отвечающих современным требованиям.

О наполнении бюджета не идет

Традиционное недоверие к власти – общая проблема коммуникаций государственного сектора в Украине. Она является причиной возникновения мифов о чуть ли не каждую новую государственную инициативу.

Что касается нашего случая, я встречала две следующих версии. По одной – приватизацию тюрем начали, чтобы "залатать дыры в бюджете". По другой – чтобы "распылить" средства, полученные от участников аукциона.

Надо объяснить, что нынешний процесс приватизации сильно отличается от того, что происходило в Украине ранее.

До этого, сообщение об объектах, выставленных на продажу, размещали в газете "Ведомости приватизации", которая выходила тиражом в 400 экземпляров на всю Украину. Это ограничивало количество участников аукционов и создавало возможности для коррупционных схем.

Зато сегодня создан простой в пользовании маркет-плейс privatization.gov.ua с возможностью фильтровать параметры, смотреть онлайн карту и выбирать, что хочешь приобрести у государства так же удобно, как на сайте OLX. Для каждого объекта создается виртуальная комната, куда загружается вся юридическая и финансовая отчетность.

Что касается прозрачности самих аукционов – все они проходят через систему продаж Prozorro, что исключает влияние человеческого фактора или возможность подтасовки результатов.

С финансовой точки зрения, приватизация Львовской колонии стала не только первым успешным аукционом в рамках проекта "Большая приватизация тюрем", но вообще одним из самых успешных примеров малой приватизации.

Финальная цена лота значительно превысила начальную и составила 407,5 миллионов гривен, что в полтора раза больше, чем поступления за весь 2018.

Всего с приватизации тюрем в Фонде госимущества рассчитывают получить около 1 миллиарда. Из них, напомню, в бюджет попадут только 30%. Это совсем не та сумма, чтобы говорить о каком-то существенное наполнение государственного бюджета. Но проект приватизации тюрем от начала и не имел такой цели.

Задача Фонда государственного имущества – эффективное использование государственной собственности.

Сегодня на содержание каждой из закрытых колоний государству приходится ежегодно тратить до 5 миллионов гривен. Это пример очень неэффективного использования имущества и бремя для бюджета.

Приватизация лишает государство от лишних расходов, а самое главное – освобождает эти активы для преобразования из непродуктивных в продуктивные. Это дает гораздо больше, чем разовое поступление в бюджет – привлекает сталые и стратегические инвестиции.

Старые тюрьмы и новые возможности

Новым владельцем Львовской исправительной колонии стала компания SoftServe. Одна из крупнейших в Украине IT-компаний, она имеет штат из 10 тысяч работников и работает с такими гигантами как IBM, Cisco и Panasonic.

На месте тюрьмы на проспекте Святого Иоанна Павла II SoftServe планирует построить офисное городок, куда, кроме рабочего пространства, войдут объекты для отдыха, развития талантов и проведения мероприятий.

Представители компании говорят, что разрабатывают проект офисного кампуса вместе с известным европейским архитектурным бюро. Его название пока не разглашается, но обещают, что новый комплекс станет для города знаковым архитектурным объектом.

Таким образом целый район Львова получит возможности для развития в городе появятся новые рабочие места, а бюджет получит дополнительные поступления от налогов. Такой результат имеет перевесить все скептические аргументы против приватизации.

Хочется надеяться, что следующие аукционы из списка "большой приватизации тюрем" также будут успешными. Ведь современный мощный IT-кластер на месте полуразрушенной исправительной колонии – непростой, но действительно удачный кейс государственного пиара для Украины.